8 августа 2019

«Иногда привозили детей в мужском пиджаке, без пеленок и ползунков»

«Иногда привозили детей в мужском пиджаке, без пеленок и ползунков»: Как дети из неблагоприятных семей и с улицы попадают в единственный «Детский стационар» Татарстана

В «Детский стационар» или отделение для детей раннего возраста, оказавшихся в трудной жизненной ситуации при 18 городской клинической больнице попадает около 200 детей год и режиссер Илья Тагиров сделал об учреждении короткометражный фильм, который повествует о судьбе брошенных на улице детей,  их восстановлении  и призвании воспитателей стационара. Подробнее о создания фильма и историях стационара, которые не вошли в ленту в материале корреспондента ИА «Татар-информ».

автор материала: Марат Ишкильдин. видео: Илья Тагиров.

      Отделение «Детский стационар» на 30 коек рассчитано на детей, которые остались без попечения родителей, например подкидыши, дети от бездомных, брошенные на вокзале в подъездах и найденные на мусорке. Большинство детей попадают в стационар по акту полиции, то есть редко когда они поступают по заявлению мамы. Отделение существует с 1993 года, по приказу Управления здравоохранения Казани для профилактики социального сиротства и это пока единственный такой стационар в РТ.

Учреждение рассчитано на детей от 1 месяца до 4-х лет и разделено на две половины — дети которые уже нуждаются в услугах воспитателей и дети, которые еще в кроватках.. Но зачастую попадают дети и старше четырех лет. Есть например двое ребят находятся на улице и одному до трех лет, а второму больше четырех, как правило их не разъединяют и привозят сразу в отделение.

     В детские дома обычно поступают дети-сироты, то есть когда родителей нет или они лишены родительских прав. А в стационаре находятся дети, которых забрали с улицы. Ребенком в учреждении занимаются до его полного физического восстановления, ведь порой дети бывают недокормлены, с анемией, с тяжелыми неврологическими проявлениями, поделилась Заведующая «Детский стационар» МУЗ ЦГКБ 18 Татьяна Мороз, работающая в стационаре уже около 25 лет. 

      «Дети дружелюбные, но бывают поступают и те, кто не умеет кушать и держать ложку», — сказала Татьяна Мороз.

       Малышей освидетельствуют, лечат и до получения документов дети находятся в стационаре, а потом если их не забирают родители или усыновители их отправляют в

детский дом или приют.

«Самое трудное — смотреть этим детям в глаза»

        В прошлом году Илья Тагиров объездил половину Татарстана и снимал социальные фильмы про детские реабилитационные центры, дома престарелых и психоневрологические интернаты. «Там навидался всякого, поэтому в этот раз был морально закаленный. Думал так, пока не приехал туда. Там, слыша все эти истории, видя детишек — невозможно быть равнодушным». — признается режиссер.

«Самое трудное — смотреть этим детям в глаза. Они наполнены надежды. Ну и примерно также я смотрю в глаза тем, кто работает с ними не за деньги, а за любовь и благодарность. Благодаря таким людям, вселяется надежда, что еще не все потеряно у нас в стране», — сказал создатель фильма Илья Тагиров.

Малыши окружили его и кричали «папа, папа». Илья Тагиров считает, что таких показательных историй нужно больше рассказывать, ведь если ролик, заставит передумать хотя бы одну маму сохранить свое дитя — значит все это не зря.

«Попасть к вам легко, а забрать ребенка от вас сложно»

Дети из неблагоприятных семей часто попадают стационар в тяжелом состоянии. «Иногда привозили детей в мужском пиджаке без пеленок и ползунков», — сказала Татьяна Мороз.

Вот один из примеров, когда в отделение привезли мальчика, мама которого злоупотребляла алкоголем, а ребенок на тот момент был пятым в семье. Его воспитывал дедушка и денег на памперсы у семьи не было, поэтому на ребенка до пояса надевали полиэтиленовый пакет. И у малыша из-за этого была атрофия костей — его ноги были гнутыми в разные стороны. Он не мог ни то что опираться, ни сидеть, ни стоять не передвигаться. Кормили ребенка молоком и хлебом, так он прожил до года, пока не попал в стационар.

Другого малыша доставили ночью с улицы, он поступил в отделение как безымянный, знали только его примерный возраст. Мама оставила ребенка незнакомой женщине и попросила присмотреть за ним, потому что ей нужно было куда-то срочно сходить. В итоге женщина подождала 2 часа, мама не объявилась и соответственно она вызвала полицию, которая привезла ребенка в «Детский стационар». Ребенок заметно отличается от детей, которые уже давно в стационаре. Он не адаптированный, грустный и постоянно смотрит в окно ждет и скучает по маме.

Все закончилось благополучно система 112 быстро подключилась и утром в отделение начали звонить из Центра помощи семьи и детям, а также из полиции. Службы организовано начинают поиск детей на которых нет никаких данных. В итоге родителей ребенка быстро нашли и они пришли в обед и принесли свидетельство о рождении и страховой полис.

«Мама никак не объяснила, просто сказала, — „Были обстоятельства“. Такие дети очень часто поступают повторно. Наши санитарки уже пофамильно знают таких детей», — поделилась заведующая.

Сейчас мать хочет вернуть ребенка, она имеет на это законное право, но этим будут заниматься органы опеки с помощью комиссии и ей придется постараться. Ее заранее предупредили, что придется много всего пройти, чтобы вернуть ребенка.

«Попасть к вам легко, а забрать ребенка от вас это сложно», — сказала мама малыша.

Один воспитанник поступил в стационар совсем маленьким. История ребенка началась, когда случилась трагедия на рынке «Адмирал» — его отец погиб и сейчас мама воспитывает детей одна. Она уже была беременна ребенком, когда ее муж погиб. Когда малыш родился, просвет его пищевода был всего 2 мм, то есть он не мог глотать пищу. Сначала два раза в неделю, а потом раз в неделю на протяжении 6 месяцев ему делали бужирование пищевода — то есть расширяли его железкой и трубкой, потом учили его глотать, рассказала Татьяна Мороз

Также в отделении проводят реабилитационные мероприятия, чтобы у Ибрахима не было никаких проблем. Сейчас он уже вырос и стал нормальным и мама периодически сдает его в отделение, когда у нее проблемы. Также у него есть сестренка, которая тоже находится в стационаре.

Двухмесячная девочка, грудничок и дефицит внимания

Одна двухмесячная девочка поступила по заявлению мамы, из-за того, что женщина оказалась в сложной жизненной ситуации, у нее есть заболевание, из-за которого ей не отдали ребенка в роддоме. Медработники посчитали, что она еще психологически не готова и перевели ребенка для реабилитации в «Детский стационар».

«От девочки она отказываться не хочет. Пока ребенок лежал в социальном учреждении, мама сделала ей свидетельство о рождении, получила страховой полис и сделала ей прописку. Прогноз благоприятный», — поделилась заведующая.

В отделение поступил грудничок., который скорее всего уйдет в другую семью, потому что мама из мест лишения отказалась от него сразу после роддома, сказала Татьяна Мороз. Для ребенка это гораздо проще, потому что не нужно искать маму и проводить дополнительные юридические операции. На таких детей в стационаре оформляют юридические документы и как только опека подтвердит, что все готово из переводят в дома ребенка и там находятся кандидаты на усыновление.

Дети приходят в стационар без документов

Когда полиция находит ребенка до трех лет они сразу вызывают скорую помощь, потому только они могут привезти его в «Детский стационар» в сопровождении сотрудника полиции.

Уже сотрудники в стационаре занимаются медициной и социально-юридическими документами. В штате стационара, кроме воспитателей есть и социальный работник, который занимается документацией, вроде свидетельства о рождении, страхового полиса, а также связь с органами опеки и полиции. Врачи стационара занимаются и медицинскими обследованиями, они осматривают детей, делают обходы.

Дети приходят в стационар без документов. Имена приходиться выяснять и ставить комиссионно и после нас Дом ребенка получает адаптированных, здоровых и имеющих полный пакет документов детей, добавила заведующая.

Койки для мам в трудной жизненной ситуации

Также в стационаре есть специальные койки для мам с детьми, которые оказались в трудной жизненной ситуации. Например сегодня ей нечем кормить детей или негде переночевать и она может написать заявление, чтобы ребенка на месяц поместили в «Детский стационар».

«Это большой плюс, потому что она не выбросит ребенка на улицу, не оставит умирать от голода, а приходит сюда и оставляет его по заявлению. В таком случае она приходит сюда через месяц и забирает его», — сказала Заведующая «Детский стационар» МУЗ ЦГКБ 18 Татьяна Мороз.

Ранее у «Детского стационара» совместно с Республиканской организацией «Женщины Татарстана» был создан грант с 2011 по 2016 год, когда учреждения получали субсидии. За шесть лет проекта сотрудники стационара вернули 135 детей их биологическим родителям. Был даже разработан проект строительства «Антикризисного центра» на территории РТ, который так и не осуществили. Подобные учреждения функционируют сейчас в Санкт-Петербурге. Там созданы «Антикризисные центры» для матерей, которые оказались в трудной жизненной ситуации. Если им некуда идти, то они могут некоторое время проживать в этом центре.

Обычно содержание одного ребенка в детском доме от 1 месяца до 18 лет обходиться РФ порядка 25 млн рублей, к тому же он сломан в социальном плане. Когда инициативная группа создавала проект «Антикризисного центра» у них был расчет — насколько выгодно государству помочь биологической матери на первых этапах, когда ей нужно устроится на работу и найти жилье, чем помещать ребенка в детдом.

Когда проект финансировался, сотрудники стационара размещали в двух палатах мам, которым некуда идти и часто это были бывшие воспитанницы детских домов.

«Через нас прошли студенты, которые прибыли из районов. Молодая девушка забеременела и боится сказать папе с мамой и никто не знает что она родила. Ребенка размещали в центре, девушка ходила на учебу. Потом мы узнаем, где живут бабушки с дедушками и они счастливые забирают ребенка», — рассказала заведующая.

Опыт показывает, что нельзя просто отнять ребенка у мамы, чтобы она появилась только один раз в течении месяца, потому что она отвыкает от своего ребенка, особенно если это грудничок, подчеркнула Татьяна Мороз. Когда же мама укладывает ребенка и гуляет с ним, у нее с большей силой просыпается дух материнства. И порой бывает очередь из детей, которых помещают на временное пребывание, им

идут навстречу и малышей кладут в другое отделение.

Перевоспитание матерей

В большинстве занимаются теми, кто не безнадежен, особенно если мать впервые оказалась в трудной жизненной ситуации и начала злоупотреблять алкоголем, в основном это касается тех, кто сам был сиротой и воспитывался в интернатном учреждении. Как только они выходят оттуда они рожают детей и потом просто не знают что делать, ведь они не привыкли жить в семье и не знают, что такое забота и такие матери стараются избавится от ребенка.

«Мы ведем активную работу среди родителей, водим мам кодировать, особенно если есть надежда, что она перевоспитывается. Если ее вовремя поддержать и настроить, не прерывая связь с ребенком, то из нее вырастет прекрасная мать», — заявила Мороз.

Однако бывают матери, которых лишили прав на двоих детей, а она рожает третьего, потом полтора года получает пособие на ребенка и пропивает его. Как только ребенку наступает полтора года, она рожает следующего. На данный момент в стационаре находиться ребенок восьмой по-счету у матери. У детей каждый раз разные отцы. Перевоспитать такую мать невозможно, признается заведующая.

Патронаж семей, в которые отдали ребенка

Сотрудники стационара берут под патронаж семей, в которых ребенка отдали и следят за его судьбой. Обычно сотрудники следят за детьми, которые уходят в новые семьи. Потому что родители сами просят, чтобы детей курировали.

Ведь воспитатели знают детей с рождения, знают их проблемы и зачастую они растут на глазах воспитателей стационара. Дети идут в школу и тут могут начаться другие проблемы, потому что наследственность может сказаться на поведении детей.

«Дети, которые уходят к родителям в неблагополучные семьи не всегда возвращаются и их мы зачастую не видим. Твой ребенок находился в стационаре — это уже пятно для мамы. Те кто забирает в приемную семью — это благородное дело, но не во всех семьях об этом говорят. Порой ребенок приходит и не знает, что он отсюда», — сказала Врач-педиатр «Детский стационар» МУЗ ЦГКБ 18 Марина Желтухина.

Иногда детей приводят в гости показать учреждение, а врачи знают что он был у них на попечении. Это всегда медицинская тайна, если только мама посчитает нужным сказать ребенку, что он приемный, тогда ребенок узнает, а порой он просто приходит и воспитатели вновь с ним знакомятся и общаются.

В последнее время цифра детей, которые уходят обратно в семьи растет

Хотя кандидатов усыновить детей очень много, но детей с готовым статусом становится меньше и меньше. Потому что это сложно юридически.

«У нас были дети, которым мы по полгода не могли статус определить. То документов не хватает, то свидетельства о рождении. Последний ребенок-грудничок находится у нас долгое время из-за суда. Мама ребенка родила, потом оставила его, сказав что он ей не нужен и уехала в другой город», — сказала Врач-педиатр «Детский стационар» МУЗ ЦГКБ 18 Марина Желтухина.

Чтобы ребенку дать статус мы должны найти маму, юридически лишить ее родительских прав и только после этого ребенок может уйти в другую семью.

Это порой затягивается на длительный период, во время которого ребенок находится в подвешенном состоянии. Его нельзя никуда отдать и передать, потому что законно мама у него есть.

«В последнее время цифра детей, которые уходят обратно в семьи растет. Идет тенденция, чтобы дети возвращались в родную семью. В год к нам поступает около 200 человек и 70% из них стараются вернуть в семью», — рассказала врач-педиатр.

Раньше было жестче. Мамам выдвигали жесткие условия и ставили их на учет. Сейчас стараются вернуть, но как только их начали активно возвращать, увеличился процент поступления детей повторно.

«Если раньше поступил, маме не отдали, то сейчас поступил, маме отдали, время прошло и опять поступил. Происходит это потому что мама чувствует, одна попытка была, вторая попытка была и это их расслабляет, мамы не ответственно начинают относится к своим детям», — сказала Марина Желтухина.

Если же мать отказывается от ребенка у которого нет отклонений, то он неделю проходит медицинское освидетельствование и потом попадает в детдом. Если у него анемия, заболевания сердца и психологические отклонения, тогда дети попадают в стационар. Также дети которых нашли на улице без медосвидетельствования и отсутствия юридических документов нельзя сразу помещать в Дом ребенка.

Часто дети называют сотрудников отделения - мамами

Для детей подобные моменты не тяжело переносить, потому что они очень быстро перестраиваются. Но в любом случае для ребенка самое первое и главное слово — «мама», в независимости от того есть она или нет, ребенок найдет того, кто станет ему мамой.

«Часто дети называют сотрудников отделения — мамами, потому что мама им нужна, а к персоналу стационара они успевают привыкнуть», — сказала педиатр.

Когда ребенок приходит и видит у нас семейную и дружественную обстановку, он называет воспитателей мамами, потому что тетями обычно называют чужих людей. А когда он тетю видит с утра до вечера, которая его кормит, поит и убирает за ним — то это уже мама, подчеркнула Желтухина.

"Когда меня называют мамой столько детей — это особое чувство. Ведь каждый ребенок со своей судьбой и своим горем проходит через наши сердца и когда дети уходят, мы радуемся, что они возвращаются в семью. Ведь мы не можем разорвать свое сердце на всех детей. И мы очень жалеем, когда он повторно к нам возвращается у ребенка особенно постарше уже появляется обида и он уже понимает, что это не просто так, это не ошибка.

Особенно когда мама приходит ребенка забирать и сотрудники его передают, а он отворачивается от мамы в сторону воспитателей со слезами.

Мама стоит растерянная не зная, что делать, а мы плачем потому что взрастили ребенка и подняли его на ноги, но приходится его отдавать.

«Это призвание. Здесь ничто не сможет мотивировать»

Для сотрудников стационара счастье видеть детей, которые становятся на ноги и ты им в этом помогаешь. Сами воспитатели покупают на свою зарплату детям сладости и приносят подарки воспитанникам в дни рождения. «Это призвание. Здесь ничто не сможет мотивировать, ведь это любовь к детям. Поэтому и текучка сотрудников небольшая. Потому что если ты не любишь детей — выгоды ты не получаешь в любом случае», — поделилась Марина Желтухина.

Нет в отделении и текучки в кадрах. Порой санитарки уходили на год работать на завод и зарабатывать пенсию и потом возвращались обратно. "Случайных людей здесь нет”, сказала заведующая стационара.

Как обычные люди могут помочь стационару

В первую очередь стационару нужны средства гигиены, фрукты и соки. Финансовую помощь сотрудники отделения не принимают. Обычные люди могут помочь стационару с помощью сайта отделения. Там выкладывают все мероприятия, которые проходят в отделении, например утренники, праздничные дни.

Зачастую помогают те люди, которые были и знают о работе стационара. Они спрашивают в чем нуждается на данный момент отделение.

«Порой приходят люди, которые предлагают организовать площадку во дворе. Мы говорим пожалуйста делайте, но сами мы этим не занимаемся. В итоге желающие сами находят подрядчиков для работы и решают с ними все вопросы. Такая помощь дело добровольное», — поделилась Желтухина.

Финансируется «Детский стационар» за счет грантов и спонсоров. От государства учреждение получает деньги на еду, лечение и мягкий инвентарь — ползунки, пеленки и постельное белье.

«Спонсоры чаще помогают домам ребенка, чем нам, потому что про нас мало кто знает, а мы одно из первичных звеньев», — Мороз.